Владимир Соловьев: «Жители не могут уехать. Что им остается?» PDF Печать E-mail
08.04.2018 16:02

 Известный телеведущий рассказал корреспонденту «Оки-инфо» о своем отношении к проблеме

свалок на территории Московской области

Владимир Соловьев: «Жители не могут уехать. Что им остается?»

 

— Кто несет ответственность за экологическую обстановку, сложившуюся в Подмосковье?

 

— Ах, если бы было так просто найти виноватого и решить, – отвечает Владимир Рудольфович в свойственной себе манере. – Эта проблема появилась не вчера и не позавчера. Здесь много вопросов, начну с того, что стандарты устарели с 80-го года и их никто не пересматривал. Когда создавались эти полигоны, когда туда начали возить мусор? Это было еще при советской власти. Когда люди стали заселяться и почему они так близко живут? Множество вопросов, на которые найти простой линейный ответ невозможно. Здесь необходимо на федеральном уровне создавать программу, использовать лучшие технологии, которые есть, думать, откуда и как брать деньги, чтобы строить современные заводы, а не просто фабрики по переработке мусора. Это целая наука. Надо смотреть, что делают сейчас с полигонами, перенимать опыт стран, у которых мало земли, например, Израиль. Ясно, что они были вынуждены решать эту проблему, особенно, учитывая специфический климат, им приходилось быстро с этим работать. Сейчас надо не суетиться, не истерить, а разбить проблему на ряд этапов и максимально эффективно, грамотно их решать. Задача сложнейшая.

— Что остается жителям? Покорно ждать, пока государство начнет работу в этой сфере?

— Факт: простые жители не могут просто взять и уехать. Что остается? Выйти с протестом, кричать, перекрыть движение мусорных машин? Но тогда в их же городах, даже если они не будут пользоваться свалкой, она все рано останется. Ее надо переработать, рекультивировать. Это же гигантская проблема. Натура состоит в том, что нет волшебной палочки, которой можно взмахнуть и все моментально исправится. Вот трагедия. Кто я такой, чтобы говорить людям собираться им или нет, у нас в стране свобода собраний. Эти их право организовывать митинги и говорить, что они хотят. У многих хватает ума понять, что здесь вопрос не в политических лозунгах, а в понимании, как решить эту проблему.

— На любой проект нужны деньги, где их взять?

— Отличный вопрос. Спрашивается, почему все ответы знают журналисты, парикмахеры и таксисты, но их никто не допускает управлять государством? В мире эта проблема решается очевидным образом, потому что мусоропереработка – это выгодный бизнес. Но у нас система была построена не на переработке, а на похоронах мусора. А это совсем другая схема. При этом, нравится или нет, но надо смотреть правде в глаза. В зависимости от уровня экономического развития, разное отношение к мусору. Когда в 90-е людям жилось плохо, конечно, они и не думали о рекультивации и вообще не заморачивались. Сейчас уровень жизни растет и люди понимают – кошмар кошмаром. Плюс свалки накапливаются и начинают производить то, что они производят. А еще в 80-е годы структура отходов была совсем другая. Сейчас же очень много органики, она и разлагается иначе. Проблем море и здесь надо брать специалистов – ни политиков, ни журналистов, ни активистов. Это все эмоционально, но не даст разумного ответа. Здесь нужна серьезная, продуманная, глубокая государственная программа. На уровне, может быть, создания отдельного агенства, которое разработает методы решения этой колоссальной проблемы. Мне бы очень хотелось найти простой ответ, я был бы счастлив встретить старика Хоттабыча, выдернуть у него из бороды волосок, сказать «трах-тибидох» и чтобы все стало хорошо. Но к сожалению, такие рядом не ходят. Конечно, жуткая ситуация, бесспорно.